Мит Сколов (mskolov) wrote,
Мит Сколов
mskolov

Видный советский политэконом Я.А. Кронрод

(Доктор экономических наук, профессор Института экономики (ИЭ) РАН М.И. Воейков про видного советского политэконома Я.А. Кронрода.)

Так, например, предложения по развитию товарно-денежных отношений и реформированию тогдашнего хозяйственного механизма в сторону усиления рыночных начал в советской экономике, неоднократно делавшиеся Я.А. Кронродом и его сотрудниками по ИЭ, на первый взгляд можно было трактовать как улучшение, совершенствование системы управления народным хозяйством. Они и шли под лозунгом “дальнейшего совершенствования хозяйственного механизма”. И действительно, эти предложения существенно улучшили бы работу хозяйственного механизма. Но на самом деле у этих предложений была более глубокая основа, которая заключалась в необходимости «легализации» реально существовавших товарных и рыночных отношений. Превращение прибыли в основной экономический показатель хозяйственной деятельности предприятия означало раскрепощение предприятий, снятие искусственных ограничений, нормализацию работы хозрасчетного предприятия на основе самоокупаемости, к чему предприятие в экономической системе было призвано изначально. Иными словами, представители реального направления стремились, прежде всего, «легализовать» реально существующие экономические отношения. Хотя фразеологически это не всегда или нелегко прочитывалось в текстах этих ученых. Особенно это свойственно текстам Я.А. Кронрода.

Суть теории Кронрода "о двух формах связи" можно свести к тому, что, по мере обобществления производства, чисто рыночные связи уступают место другим, по терминологии Кронрода, «непосредственно-планомерным».

Сейчас почти ясно, что экономическая реформа 1965 г. в целом «не пошла» не только потому, что в ней было много изъянов, но прежде всего потому, что она не была нужна тогдашнему политическому руководству страны.

К тому времени (осени 1969 г. - прим.) политический курс выявился уже более четко – курс на свертывание всяческих реформ, укрепление тоталитаризма, возрастающей роли КПСС и тому подобные не очень замысловатые вещи.

В целом цикле работ Я.А. Кронрода, посвященных экономической реформе, наибольший интерес и ценность представляет теоретическое обоснование проводимой тогда реформы. Среди них можно выделить такие положения, как обоснования необходимости развития товарно-денежных отношений, функционирования закона стоимости, определенной свободы хозяйствования предприятий.

Чтобы лучше представить себе роль и место Кронрода в дискуссиях того времени, надо вспомнить расстановку теоретических сил в экономической науке. Для Москвы наиболее крупные и известные были три школы в политической экономии социализма. Ядро их составляли: в МГУ кафедра политической экономии экономического факультета под руководством Н.А. Цаголова, в Академии общественных наук при ЦК КПСС кафедра экономических наук под руководством И.И. Кузьминова и в Институте экономики АН СССР сектор общих проблем политической экономии социализма под руководством Я.А. Кронрода.
Если выделить самое главное или крупное разделение этих школ, как впрочем и всех советских экономистов того времени, то следует назвать отношение к «рыночному социализму», разделение на товарников и антитоварников. Конечно, прямо выражать симпатии этому рыночному социализму осмеливались очень немногие. Организованная школа или направление в экономической теории в те годы не могли брать на свои знамена рыночный социализм. Так вот, школы И.И. Кузьминова и Н.А. Цаголова к «рыночному социализму» относились явно отрицательно и критически агрессивно.

Возражая против противопоставления народнохозяйственного планирования и рыночной конкуренции, Я.А. писал: «Это ложная альтернатива; социалистическое планирование, как и государство, – это по внутренней своей сущности не бюрократически-иерархические, а демократические институты. Стихийный же рынок – это «демократия» неравенств, антагонизмов, расточения ресурсов...».

В то же время Я.А. Кронрод, может быть, один из немногих, кто в «академической» науке боролся против «безрыночного социализма». Кронрод писал, что «сторонники концепции модели безрыночного социализма, цепляясь за цитаты, отрицают реальные факты социалистической действительности – товарный характер социалистического производства, реальные, экономически содержательные, связанные с законом стоимости товарно-денежные отношения и их формы – товар, деньги, цены и т.д.»

Теперь о социализме как разновидности товарного производства. На мой взгляд, это очень фундаментальная постановка, которая опрокидывала всю ортодоксальную марксистскую схему. Известно, что классики марксизма отрицали возможность товарного производства при социализме. Кронрод прямо объявил, что они ошибались. При социализме, утверждал Я.А. Кронрод, должны быть и есть товарное производство и товарно-денежные отношения. По сути дела, Я.А.Кронрод обосновал необходимость рынка при социализме, создал теорию товарного производства в социалистическом обществе. Хотел он того или нет, но он выступил наиболее глубоким теоретиком рыночного социализма в тогдашних условиях советского политического режима.

Конечно, Кронрод писал не так резко и четко. Но все же: «... политическая экономия разрабатывает вопрос о необходимости товарного производства при социализме. Иными словами, она заменяет старый марксистский тезис о несовместимости товарно-денежных отношений с экономикой социализма новым тезисом о необходимости при социализме этих отношений ...». У активных участников дискуссий тех лет прочно отложилось в памяти, что Кронрод, как вспоминает Н.С. Шухов, «честно, смело и убедительно заявил, что в этом фундаментальном вопросе классики марксизма допустили грубую теоретическую ошибку...»

Если уж искать аналогии кронродовской теории рынка и товарного производства при социализме, то прежде всего надо назвать Л.Н. Юровского. Еще в статье 1926 г., прямо называя советскую экономическую систему «товарно-социалистической», он писал: «Наша хозяйственная система есть система товарно-денежного и планового хозяйства, покоящегося еще на ценностном принципе» [22, c. 513]. Но при всем при этом, надо учитывать, что и Юровский и Кронрод называли советское общество социалистическим не на основе теоретических изысканий, а по необходимости. У Юровского была задача создания для советских условий нормального экономического механизма хозяйствования, в основе которого лежат рыночные отношения и товарно-денежный механизм конкуренции. Назвать ли такое общество «социализмом», для Юровского было привходящим моментом. Для него дело было в существе, а не в названии. У Кронрода была та же самая цель, создать рыночный механизм распределения ресурсов, а назвать это общество как-то иначе, чем социализм, в тех условиях он просто не мог. Ведь в конце жизни он назвал это общество соцолигархизмом. Но дело в данном случае не в терминологии. Сегодня можно сказать, что позиция Я.А. Кронрода в известной мере близка к социал-демократической трактовке процесса социализации капиталистической экономики.

Не случайна, наверное, и приводимая Я.А. цитата Й. Шумпетера, что «социалистическая форма общества неизбежно возникает из столь же неизбежного разложения капиталистического общества».

***
(Ну и, немаловажное, про равенство при социализме - М.С.)

Вся аргументация А.И. Пашкова против формального равенства (а неравенство Пашков отрицал начисто) сводилась к тому, что Маркс и Ленин допускали неравенство лишь в распределении предметов потребления. На что Кронрод весьма логично отвечал еще в своей книге, что «распределение лишь выражает реальное положение производителей в производстве. И потому ежели бы это положение было положением фактического экономического равенства, то и само распределение необходимо было бы экономически равным распределением» [6, c. 306].

Так, простая и очевидная вещь, что не все люди экономически равны в тогдашнем советском обществе, не то что не могла получить научное развитие, но и была плотно раскритикована научными начальниками. И надо сказать, было за что критиковать. Ведь в те годы советская официальная идеология усиленно насаждала миф о социальной однородности советского общества, о социальном равенстве советских людей. В угоду этому мифу стали искусственно снижать дифференциацию в оплате труда. Дело дошло до того, что зарплата инженеров почти сравнялась с зарплатой рабочих. Если в середине 1950-х гг. зарплата ИТР превышала зарплату рабочих в 1,7 раза, то в середине 1980-х – только в 1,1 раза. Стремление к уравниловке в оплате труда самым негативным образом сказалось на экономическом развитии СССР в конце 1980-х гг.

***

Необходимо было оторвать социализм от коммунизма, довольно прочно отделить их друг от друга. И Кронрод этот шаг сделал. Я имею в виду дискуссию в январе 1971 г. о социализме как особом способе производства, которая проходила в Институте экономики АН СССР и после которой Институт решением ЦК КПСС был пол-ностью реорганизован. Я.А. Кронрод из заведующего сектором был переведен в «исполняющего обязанности» старшего научного сотрудника. Политический режим в этом затянувшемся романе с Я.А. поставил точку. Надо сказать, что после этой дискуссии и последующих административных выводов Кронрод не смог в полной мере оправиться. Он долго болел, очень переживая свое отстранение от руководства группой сотрудников, невозможность печататься и т.п.

Чем же, собственно говоря, Кронрод напугал политические власти? Возьмем его доклад на дискуссии 1971 г. Здесь он, например, пишет... наконец, о необходимости экономической демократии, «экономической свободе личности непосредственного производителя».

Однако главный вывод (или вопрос) был поставлен так: «Перед наукой во весь рост стал принципиальный общий определяющий вопрос: что представляет собой социалистическая фаза коммунизма – есть ли это лишь относительно исторически кратковременная начальная ступень развития коммунистического способа производства или же это есть исторически особая длительная полоса развития человеческо-го общества, опирающаяся как на свой экономический фундамент – на социалистический способ производства, представляющий собой особый по сравнению с развитым коммунизмом способ производства, специфически исторический способ производства, открывающий эру коммунистического развития человечества, но являвшийся еще именно социалистическим способом (в отличие от прогрессивно друг друга сменяющих в процессе будущего общественного прогресса способов производства полного коммунизма). Другими словами, встал вопрос: представляет ли социализм как низшая начальная фаза коммунизма, т.е., как этап его становления, самостоятельный способ производства?»

/М.Сколов: на мой взгляд, различие простое - при социализме привлекаем всех к обязательному труду, впоследствии же, по достижению изобилия, получаем и всё большую степень свободы в обязательном труде./

Вот что писал И. Кузьминов по поводу вышеприведенной конструкции Я.А. Кронрода: «В этой схеме общие черты социализма и коммунизма смазаны, а на первое место выдвинуты специфические, в первую очередь, товарно-денежные...»

***

Однако до полного социализма еще, по мнению Я.А. Кронрода, было далеко. Во всяком случае так можно заключить и из его постановки о том, что социализм в СССР еще не имеет соответствующей ему материально-технической базы и не обладает более высокой «ступенью развития общественной производительности труда».

(М.С.: а к самому концу своей жизни Кронрод вообще стал отрицать социализм в СССР, печально.)

http://ecsocman.hse.ru/data/2012/07/20/1265213178/journal10.2-6.pdf

Из другого источника: Послесталинское идеологическое послабление привело к тому, что в экономической науке к 60-м годам сформировались различные направления. Из них можно выделить три: первое продолжало развивать ортодоксальную апологетическую официальную версию бестоварного, антирыночного социализма. Оно было представлено на экономическом факультете МГУ и кафедре политической экономии Академии общественных наук при ЦК КПСС. Второе направление появилось в стенах Центрального экономико-математического института АН СССР. Оно ориентировалось на западные разработки, однако по существу было направлено на улучшение антитоварного социализма на основе оптимального плана, усиления централистского начала в хозяйстве. Третье направление появилось в секторе политической экономии социализма Института экономики Академии наук СССР, возглавляемом Кронродом. Главное внимание его представители обращали на осмысление тех процессов, которые шли в экономике, и пытались усовершенствовать ее, исходя из рыночной природы экономических отношений.

Разгром [школы Кронрода] последовал в 1971-1972 гг. ...Если бы в те годы рыночное направление экономической теории не было разгромлено, а получило возможность развиваться, вероятно, нынешние реформы проводились бы не столь схематично.

В своей предсмертной работе экономист полностью переосмысливает свое мировоззрение, весьма критично оценивает современное ему общество "реального социализма". Он называет его "соцолигархизмом" и определяет как "общественное новообразование, которое выпадает из общей генеральной цепи исторического поступательного развития и заключает в себе существенные элементы паразитизма и загнивания'' (с. 198). Не обошел он вниманием и марксизм. Он представил его как одну из ветвей общественной науки, выявившей в XX веке научную несостоятельность многих своих фундаментальных построений (с. 23). Таким образом, в своей последней работе Кронрод, по его словам, свел "счеты - откровенно и сполна - со своей научной совестью". (М.Сколов: это, конечно, свинство полнейшее. Тьфу! 90-х он не видел...)

http://ras.ru/FStorage/download.aspx?id=d151023c-8846-4e97-a381-5e1f039c621d
Tags: из прочитанного
Subscribe

Posts from This Journal “из прочитанного” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments